Руслан Садыков:
«Хотите что-то испытать — испытывайте и проживайте эти моменты самостоятельно»
Студенты-первокурсники «дикарем» отправились на Север и собственными глазами увидели кладбище кораблей, северно-ледовитый океан, невероятное северное сияние и не только. Теперь, делясь своим опытом в интервью, один из путешественников — Руслан Садыков — с теплом и любовью вспоминает о пережитом среди холода.


— Откуда в тебе любовь к путешествиям?

— Вся моя семья — это географы, геодезисты, топографы. Мои дед и дядя постоянно путешествовали. Так получилось, что много времени я проводил именно с ними. И мне никогда не хотелось сидеть на месте. Постоянно нужно что-то менять — я не привыкаю к людям, к местам. Так что можно сказать, это во мне практически наследственно, еще и соответственное воспитание оказало влияние.


Уже давно я увлекаюсь «темным туризмом» — это направление в туризме, подразумевающее посещение «уродских» городов.
— Был ли опыт путешествий до этого?
— У меня есть огромный опыт: я путешествовал почти по всей России, не считая Дальнего Востока. Уже давно я увлекаюсь «темным туризмом» — это направление в туризме, подразумевающее посещение «уродских» городов.«Уродских» в плане урбанистического строения — города, которые совсем не похожи на нормальные. Они серые, неухоженные, с разбитыми дорогами и разваливающимися хрущевками. Я любил такое. Помимо городов в рамках «темного туризма», я был в Омске, Томске, Новосибирске и Сургуте. И могу сказать, что в Сибири лучше, чем в европейской части России.
«Россия» — это природа, а «Рашка» — как раз все, что плохо.
— Как ты стал частью «темного туризма» и что он из себя представляет?
— Я узнал, что это такое, месяца 4–5 назад — понял, что занимаюсь «dark-туризмом». Меня привлекает разруха, облик, как говорят, «Рашки». «Россия» — это природа, а «Рашка» — как раз все, что плохо. Навидавшись этого, я и предложил Оле поехать на Север.
— Были ли вы знакомы до путешествия?
— Познакомились мы с Олей в июле, во время поступления абитуриентов. В тот момент я как раз создал общий чат для первокурсников нашего университета, начал со всеми общаться. С Олей тоже общались, но не так много. На дне первокурсника уже сблизились.

— Как за полгода знакомства можно решиться на столь серьезный шаг — поездку дикарем на Северный полюс?
— Она была не против куда-нибудь съездить, ей нужно было развеяться, почувствовать дух авантюризма. Сам я считаю, что никакой временной промежуток не имеет значения и не влияет на решение, путешествовать с человеком или нет. Я могу взять с собой друга или даже человека, с которым мало общаюсь, и вместе отправиться в путь.

— Как на вашу идею отреагировали друзья и знакомые?
«Ого, нифига себе! Мы поедем домой на каникулы, а ты на Север собрался», — примерно так. Я особо планами не делился, считаю, чем меньше рассказываешь, тем больше шанс, что цель действительно будет достигнута. Уже ближе к поездке сообщил близким людям, чтобы дома не ждали, потому что поеду на Север. Родители поддержали, дали денег в дорогу.

— Учитывая вашу специализацию в университете, можно ли предположить, что эта поездка была также и из профессионального любопытства?
— Думаю, отчасти да. Я учусь на эколога, и пока я там "бегал", заодно изучал горные ландшафты, растительность, водоросли. Но мы не ехали туда целенаправленно изучать что-то, поэтому у нас не было оборудования или еще чего-то.

— Знают ли преподаватели о вашем свершении?
— Нет, они не в курсе. Преподаватели узнали бы только в том случае, если бы медиа нашего университета написало о нас. Мы пытались взаимодействовать с ними, предложили написать пост и скинули «советы путешественникам», но никто за эту идею не взялся.

— Почему именно Север?
— Я основывался на своем опыте и ощущениях, и Север — то, что меня всегда привлекало. Я не люблю Юг, солнце, тепло, мне больше нравятся холод, снежные пустыни. Там еще и океан, который всегда манил.
— Сколько остановок вам пришлось сделать до того, как вы достигли намеченной цели?

— Поехали мы с Казани на поезде. Брали все максимально дешевое, поэтому были «сидячие» места до Москвы. После провели 12 часов в столице. Нам повезло попасть в тот период времени, когда на улицах было мало людей, и мы погуляли по спокойной сумеречной Москве. Следующая остановка была в Мурманске. То место, в котором мы остановились, идеально для ночевки — вся посуда была, бесплатный кофе, как и печенье. Готовь — не хочу.

— Насколько это затратно по деньгам?

— В общем около тридцати тысяч на двоих, с каждого по пятнадцать. Но при этом нужно учитывать форс-мажорные ситуации и обстоятельства, отложить «экстренную заначку».

Хозяйка гостиницы поделилась, что в месяц выручает порядка полумиллиона чистой прибыли.
— Какие ценники набивают на Севере?
— Ценовая политика в целом одна и та же, однако в Мурманске и в Териберке цены были чуть выше. Логично, что на Севере не многоэтажная Америка, с жилищными условиями там не очень. В таких местах большие деньги не крутятся, их оттуда только «высасывают»: с полуострова добывают уголь, все ресурсы рекреации уходят в Москву. Но при всем при этом отмечу, что жить на Севере легче, потому что их зарплаты обычно выше в три-четыре раза при сохраняющейся по всей России ценовой политике.

— Как вы оцениваете те условия, в которые себя поставили: комфортно или экстремально?

— Думаю, Оле было немного страшно, все-таки первое серьезное путешествие. А мне после всего своего разнообразного опыта туристических поездок было прекрасно. На самом деле на Севере я изначально планировал жить в палатке, но потом от этой идеи пришлось отказаться из-за погодных условий. По прогнозам предполагали, что будет –5...–7 °C, а было от –30 °C до –40 °C. Благо мы набрали много одежды. Помню, идешь на улице и через какое-то время сосульки свисать начинают, глаза слипаются от снега.

— Вы преимущественно питались тем, что привезли с собой, или заходили в какие-нибудь точки питания?

— Мы питались исключительно своей едой. Купили консервы в Казани, запаслись сникерсами — это 500 килокалорий в одном батончике. Мы постоянно готовили на кухне в гостинице. В поселке никаких точек питания нет, там люди только работают; на арктической станции есть один общепит, но обычного туриста, скорее всего, не пустят; в «убитой» деревне — старой Териберке — много кафе и ресторан специально для китайцев.


— С какими трудностями вы столкнулись уже во время самой поездки?

— Просто расскажу историю о том, как мы чуть на севере не остались. У нас как раз не было лишних денег, которые очень сильно бы пригодились. Отменили автобус до Мурманска из деревни из-за того, что дороги замело. Я, можно сказать, в депрессию впал, думал, так тут и останемся. Решил поговорить с полярниками, и одна женщина предложила организовать микроавтобус. По две тысячи с каждого, когда обычный транспорт — триста рублей. Выбора не было, пришлось согласиться. Наутро, когда мы уже собирались уезжать на этих микроавтобусах, хозяйка гостиницы нас останавливает: «Автобусы — разводилово для китайцев». В итоге она предложила отвезти нас в Мурманск бесплатно. Помните, лишние пару тысяч могут всегда пригодиться.


— Что за «разводилово для китайцев»?

— Мы были на Севере в период китайского нового года, а у китайцев есть традиция: увидев северное сияние, заняться любовью, и тогда у пары родится очень много здоровых, красивых детей. Китайцы всегда снимают гостевые дома, большую часть номеров бронируют тоже они. Мы ехали с Мурманска до деревни в окружении одних только китайцев. Помимо этого в этих краях есть полярники-китайцы, их не пускают в Китай, и они живут на Севере бесплатно месяцами. Суть в том, что этот автобус до Мурманска не стоит двух тысяч, но с них берут такую плату.

В самой деревне была рекреация и строили арктическую станцию и гостевые дома. Наша гостиница модернизировалась, хотя изначально мы настроились увидеть нечто разваливающееся. Современное оборудование, шикарные кухня, столовая, гостевой номер — все это там было. Хоть и из IKEA, но было.

— Расскажи, чем в течение всего времени в Териберке вы занимались?

— Мы были там четыре дня, первые два из них гуляли по окрестностям, все свободное время уходило на прогулки. Потом Оля заболела, у нее проходил период акклиматизации, привыкание к морскому климату. Я оставшуюся часть путешествия «гонял» по горам и дома почти не сидел. Важно заметить, что Териберку условно можно поделить на три части: арктическую станцию, отстроенный недавно поселок и разбитую деревню. Мы жили на арктической станции, но в этой деревне тоже есть гостевые домики, ресторанчики, и все в основном для китайцев. Кстати, сутки в этом домике обходятся примерно в 75 тысяч. Когда мы были в этой нищей деревеньке, заходили в дом дружбы народов — единственное примечательное место в этой части Териберки. Помимо всего прочего смогли увидеть и северное сияние. И как очевидец могу сказать, что оно не разноцветное и искрящееся, как на всех фотках, оно — белое, иногда с проблесками зеленого.


Если я отправляюсь куда-то, то делаю это не для красивых фото в Instagram, а для того, чтобы насладиться реальной атмосферой.
— На протяжении путешествия вели ли вы какой-нибудь дневник, записи?
— Нет, было как-то не до этого. Хотя, когда уже вернулись, я понял, что лучше бы вели заметки, потому что за время пребывания на Севере набралось много полезного материала. Имелись бы у нас сейчас все необходимые материалы, можно было бы подготовить неплохую публикацию. Просто я в принципе не веду никакие блоги, социальные сети. В Instagram подписан только на своих близких, друзей. Потребности быть активным, выкладывать фото и писать длинные посты просто нет. Потому на моих страницах почти нет никаких материалов-подтверждений из путешествия.
— Поддерживаете ли вы контакты с теми, с кем познакомились на Севере во время путешествия?

— Из-за того, что нас изначально было двое, стимула заводить новые знакомства не было. Мы, конечно, контактировали с некоторыми людьми: полярниками, хозяевами гостиницы — но сейчас не общаемся. Могу сказать, что если бы я был один, то набрал бы кучу контактов, что я, в принципе, обычно и делаю.

— Северный полюс 2020 года далек от тех пустынных заснеженных пейзажей из Google или этого места по-прежнему не коснулись механизация и прогресс?

— Если в Интернете «висят» картинки с безграничными заснеженными просторами Севера, арктическими пустынями, горами и айсбергами, то сейчас ледники и айсберги тают, все-таки цикличность климата никто не отменял; застроенных площадей и добывающего оборудования относительно больше. Полюс действительно изменился, однако там по-прежнему много девственной, нетронутой природы.
— Как человек, который недавно посетил ледники и Север, скажи, всемирное потепление, о котором все говорят, существенно отразилось на условиях жизни в той местности?

— Проблема глобального потепления всегда актуальна, но я не думаю, что оно вызвано человеком. Потепление, ледниковый период — это естественно, в природе все циклично. Сейчас просто новый период глобального потепления, который будет прогрессировать, но вызван он не людьми. Касательно наших наблюдений, этой зимой заметных изменений не было: по-прежнему правил холод. Единственное, ледник в окрестностях деревни подтаял. Все остальное было неизменно.


— С каким человеком можно отправиться в поход, а кого брать не стоит?

— Не стоит путешествовать с тем, кто ничего не знает, ничего не умеет и при этом постоянно ноет и чего-то боится. Если он боится, то этот страх он пронесет через все путешествие. Все это в конечном счете будет стопорить общее дело. Те, с кем ехать однозначно стоит, — люди, которые тебе дороги, чтобы они чувствовали тот же кайф от совместного путешествия. Или же с теми, кто обладает богатым опытом, чтобы эти люди имели возможность подстраховать тебя.
Туры — дорогое и нецелесообразное удовольствие


— Вы рассматриваете какие-нибудь организованные туры через специальные агентства или вам принципиально важна самостоятельность?

— Нам принципиально важны самостоятельные выезды. Тур — это полный бред. Когда были на Севере, познакомились с единственными русскими туристами кроме нас, четырьмя москвичами. Они купили тур за пятьдесят тысяч, чтобы просто увидеть северное сияние. Мы, чтобы получить тот же «пакет услуг» и даже больше, заплатили пятнадцать тысяч.
— Есть ли у таких поездок «подводные камни»? Дайте пару советов, которые должен взять во внимание будущий турист-путешественник.

— Да, советы у меня есть:

  1. Когда отправляетесь в дорогу, обязательно возьмите с собой аптечку и все необходимые лекарства.

  2. Всегда нужно брать сменную одежду.

  3. Едете на поезде — всегда берите 42 место, боковушку. Оно самое дешевое, и там есть розетка.

  4. Нужно заранее рассчитывать бюджет и всевозможные траты. И, конечно, всегда при себе иметь заначку на случай экстренных ситуаций.

  5. Путешествуйте не для того, чтобы делать селфи и работать на аудиторию в Instagram, а для того, чтобы насладиться моментом, быть здесь и сейчас.

  6. Хотите что-то испытать — испытывайте и проживайте эти моменты самостоятельно.

Никита Кочнев, редакция Include

Фотографии предоставлены собеседником


Made on
Tilda