Артем Локи
Формула хорошего дизайнера
Индустрия дизайна развивается с такой бешеной скоростью, что уследить за всеми трендами и тенденциями сложно. Если не двигаться еще быстрее! Креативный директор «Телеграф Space», Артем Локи рассказал, как он смотрит на происходящее в дизайне сегодня: здесь и про свежие проекты, и про многолетний опыт, и про фриланс.


— Ты находишься более 15-ти лет в сфере дизайна. Как сильно она изменилась за этот период?

— Она меняется каждый год, а за 15 лет – изменения колоссальные. Раньше был скевоморфизм (прим. ред – в графическом дизайне: использование формы и стиля реальных объектов при создании виртуальных), и вся графика была очень насыщенная. Тогда работа дизайнера представлялась именно тем, что ты должен красиво нарисовать. С появлением плоского примитивного дизайна все сильно изменилось. Грубо говоря, что-то нарисовать стало в разы проще. Стало понятно, что главное – не графика, не обои под дерево или металл, не кнопки объемные со стеклянными бликами. Главное – что отличает один продукт от другого. И теперь хороший дизайнер не просто красиво рисует картинку, а делает лучший продукт.

— Это повлияло на то, как работодатель смотрит на потенциального работника в сфере дизайна?

— Несомненно. Если раньше, чтобы взять дизайнера, можно было посмотреть его портфолио и принять решение, то сейчас ты тратишь не больше двух минут на изучение прошлых работ, а после – узнаешь, что у него есть, помимо красивых картинок.

— Например?

— Умеет ли он пользоваться программами, как видит профессию дизайнера и разработку любого продукта в целом. Это получается так: «Молодец, красивые картинки, а теперь давай поболтаем».

— Можно ли сказать, что дизайн – это больше фриланс?

— Вовсе нет, фриланс как раз-таки не дает по-настоящему расти дизайнеру. Индустрия движется с огромной скоростью вперед, а на фрилансе редко бывают большие и хорошие проекты. Для дизайнера же важно такими проектами заниматься – это способствует развитию. И лишь единицы людей, у которых есть шило в попе, могут на фрилансе не деградировать. Но это очень сильно зависит от самого человека: может ли он развиваться, если вокруг нет амбициозных сотрудников.

— Как влияют амбициозные сотрудники?

— Важно работать с людьми, которые круче, чем ты, чтобы было до кого расти, погружаясь в серьезные проекты. Чаще всего знания передаются не через статьи в интернете, а через сообщества и среду, в которых ты работаешь. И чем плотнее среда, чем она круче, тем больше будет твой карьерный рост. При этом нужно работать не просто в компании, а в очень хорошей компании, иначе это даже хуже, чем работать на фрилансе. Те практики и мотивации людей, которые будут вокруг тебя использоваться, будут заряжать на неправильную волну: «Давайте сделаем побыстрее!», «И так сойдет!» – это задаст неправильный вектор развития.

— Значит, для профессионального роста в сфере дизайна необходимы…

— Правильная хорошая компания, сильная амбициозная среда, большие интересные проекты. Это позволит расти совместно с самой индустрией.

— Сам ты связывал свою деятельность дизайнера с фрилансом?

— Конечно, очень часто. Это нормальная история, чтобы что-то сделать и заработать денег, но развития здесь нет никакого. Нельзя останавливаться на этом.


Люция Мухамедшина
Что бы ты посоветовал молодым специалистам?

— Быть проактивными и любопытными, влезать, рвать и метать, потому что сама индустрия сильно меняется, и даже если вы станете хорошим дизайнером интерфейса, но останетесь инертным и не продолжите двигаться – индустрия от вас убежит. Главная проблема в том, что люди неактивны, они не готовы двигаться, не готовы ездить на конференции в другие города. Многие компании готовы бесплатно брать стажеров. В течение 3-х месяцев ему дают минимальные задачи для накопления опыта, он работает с реальными клиентами и проектами, видит, как идет взаимодействие в компании. И это самое главное: практика есть лучший опыт. А люди обычно ждут, что им кто-то напишет, как и что делать, сами позовут их, или – что хуже – не ждут вообще ничего.

Какими ты на данный момент проектами занимаешься?

— Частично занимаюсь Телеграф Space. Главная задача – организовать пространство, где можно проводить интересные курсы, обучая профессиям будущего. Звучит немного громко, но суть в том, что есть актуальные профессии, например, дизайнер интерфейсов, копирайтер, SMM-щик. По ним невозможно получить образование в обычном вузе.

Что будут представлять из себя данные курсы?

— Наша задача - чтобы знаниями о последних и актуальных методологиях делились практики, поэтому мы начинаем сотрудничество с московским проектом Contented. Например курс по интерфейсам рассказывает Юрий Ветров (прим. ред. - дизайн-директор Mail.ru). Сейчас мы запустили первый поток по дизайну, который уже учится.

Ты запустил проект «Продукториум», который работает уже два года. Расскажи: что это?

— Серия мини-конференций, где осуществляется обмен опытом московских и не только специалистов о продуктовом дизайне. Сейчас в современном мире у продуктового дизайнера очень широкие полномочия и большие компетенции, но, чтобы ты мог делать крутые продукты и уметь отвечать за него, надо расти. Также существует «Продукториум Late Night», который помогает посмотреть на эту сферу деятельности под другим углом.

Под каким?

— Он идет в шуточном формате вечернего шоу, в неформальной обстановке. Обычно на конференциях люди очень серьезные, рассказывают, как у них все круто, как пользуются новыми методологиями, как выстрелили бизнес-процессы или дизайн-процессы в компаниях, но чаще всего они либо привирают, либо выдают за многолетний опыт то, что сделали недавно. Молодой специалист может подумать, что так оно и происходит. «Продукториум Late Night» – это как раз-таки о факапах, о самых плохих работах в портфолио и о том, какие методологии не срабатывают. Занудно рассказать про кейс проще, чем преподнести нестандартные, но полезные вещи.

Для тебя самого дизайнерэто кто?

— Широкое понятие. Касательно дизайнера продукта – это инженер с хорошими прокаченными коммуникациями и вкусом. Когда говорят, что у дизайнера нет вдохновения, так как он слишком творческий – это все неправда. Это профессия иной направленности. Дизайнер – это инженер-проектировщик.

То есть это не связано с творческой деятельностью?

-— Это ремесло. Ты должен прийти и сделать. Элементы творчества есть, конечно, но они не являются основой. Например, сейчас мы делаем B2B (прим. ред. бизнес для бизнеса) интерфейсы со сложными сценариями – там больше инженерного, но, если ты занимаешься приложением на телефон, где надо придумать клевые переходы с анимацией – ключевым будет творчество.

Случаются ли у тебя такие моменты, что встаешь и говоришь: «Ничего не хочу делать»?

— Бывают моменты, когда вокруг столько всего интересного, много работы, а в сутках только 24 часа. Не получается более эффективно распределить свое время, чтобы еще больше успевать. Есть, конечно, элемент выгорания, но он чаще лежит внутри самого человека, а не в его профессии. Потому что даже рутинную работу можно делать круто и с удовольствием, а уж нам, дизайнерам, грех жаловаться.

Получается, с утра ты встаешь и с радостью идешь на работу?

— Нет, я не идеальный образ весельчака. Иду на работу, потому что много нужно сделать, и несмотря на то, что иногда не получается элементарно поспать, мне нравится то, чем я занимаюсь. Профессия дизайнера каждый раз разная – это привлекает.

Есть вообще программа-максимум на этот год?

— Выжить (улыбается).

Что насчет отдыха?

— Стараюсь по возможности. Завтра вылетаю в Берлин (прим. ред. – к моменту взятия интервью). Просто поставил всех перед фактом, в том числе и самого себя. Даже хочу не брать с собой ноутбук, чтобы не было соблазна вечером связаться с кем-то по работе.

Помимо дизайна чем-то еще занимаешься?

— Раньше фотографировал, сейчас времени не хватает – работа, воспитание детей, да и камера на айфонах стала очень хорошая, нет причин брать в руки мыльницу. Недавно получил права на управление яхтой.

С чего вдруг пришла такая идея?

— Приятель захотел – и я вместе с ним. У меня довольно сильная морская болезнь, принял решение, что лечить ее надо прям в море. Теперь хочется взять яхту напрокат и отправиться вместе с семьей по островам в Европе.


Фотографии: Карина Родионова, редакция Include
Made on
Tilda