Израиль

Пара фотографий из нескольких путешествий Ромы Окашина в Эрец-Исраэль

В мае 2015 я впервые приземлился в Израиле.
Хотя стоп. Израиль я ощутил ещё до того, как в нём оказался. Он встретил меня в московском аэропорту Домодедово около выхода на посадку. Есть мнение, что голубая мечта любого террориста – взорвать самолёт El Al, летящий в те края. В итоге их служба безопасности проводит свои дополнительные проверки. «What is the purpose of your visit to the United States» из Брата-2 покажется детской шуткой. Ваша религия, место работы, учёбы, какие праздники справляете, как звали учителя начальных классов, кто сильнее: Шао Кан или Саб-Зиро, как относитесь к хумусу, шаорма или шаурма – примерный список вопросов, повторяемый по кругу и в разных формах, в надежде, что вы ошибётесь. После этого газоанализаторы, досмотр, ад и, наконец, Израиль. Если вы вызовите подозрения, то минимум час с пограничниками по прилёту вам точно обеспечен. Депортация тоже нормальная история, поверьте.
От тель-авивского аэропорта имени Бен-Гуриона где-то 50 километров до Иерусалима. Центр всех религий, контрастов, евреев, арабов, армян и русских. Тут Храмовая гора, Аль-Акса, Храм Гроба Господня – всё то, что не даёт покоя обосноваться в этих краях. Я приехал.

Иерусалим

Большую часть времени я провёл именно в этом городе. Фалафель, шаорма, еврейские свадьбы, синагоги. Среди людей, которые никогда не встанут в очередь за iPhone 7, даже со скидкой. Из всех возможных районов мне выпал один из самых странных и крышесносящих. Как по населению, так и по архитектуре. Заселяемся.

Рамот Полин

Согласно Торе, если поселиться рядом с праведником, то вся его мощь скажется на тебе. Если же, напротив, выбрать в качестве соседей люмпенов необразованных, то, увы, ничего хорошего тебя не ждёт.
Среди ортодоксов этот район считается одним из самых престижных. Квартиры, снаружи похожие на скворечники или пчелиные соты, продаются по цене особняков, более того, даже если у вас достаточно денег, далеко не факт, что вам перепадёт что-то.
В 1972 году Цви Хекер, которого местные любят вспомнить тёплым словом, напроектировал целую кучу домов-сот. Узкие проходы ведут мимо нагромождений гигантских додекаэдров. Выглядит это очень модно, но для жизни – не очень. Жителям не хватает традиционных вертикальных стен, и додекаэдры постепенно превращаются в скучные кубы. Доступное жильё, современная архитектура, смешанная с нереальной ортодоксальностью, и прочие радости – всё в Рамоте.
В Рамоте жизнь отличается от остального Иерусалима, более свободного Тель-Авива и тем более Европы и России. В пятницу закрывается въезд в район, общественный транспорт в принципе не ходит в это время по городу, в Рамот же вообще не попасть ни на чём, кроме своих двоих, одно слово – Шаббат. Три трапезы, молитвы, кидуш, обсуждение глав пятикнижия, вот это всё.
Магазины тут не прячут продукты под замок, потому что верят, что тем, кто украл, придётся отвечать не перед ними. Ответы на важные вопросы принято искать не в Google, а у раввина. Что-то похожее по уровню ортодоксальности в Иерусалиме творится только в районе Геула и в еврейском квартале старого города. Туда и двинем.
Привет, старый город!
Когда я писал про бешеную смесь из религий, наций, темпераментов и святынь, я мысленно представлял именно Старый город Иерусалима. Здесь настоящий концентрат Израиля.
Ребята около Западной стены
Странный вопрос. Сколько известных стен вы знаете? The Wall Pink Floyd не считается. На Великой Китайской я не был, а к Западной стене попасть удалось. Многим она известна под псевдонимом «Стена плача», но это название придумали те же, кто начал бессмысленно засовывать в неё бумажечки с пожеланиями.
К Стене принято приезжать по любому поводу. Тут просят излечения болезней, здорового потомства, хороших мужей/жён. Перед свадьбой, после рождения ребёнка, перед субботой, после работы – едем к Стене. Пространство перед ней поделено на две части: мужскую и женскую. На мужской к части стены пристроено просторное помещение для молитв, в котором атмосфера располагает задуматься над чем-то метафизическим, вспомнить пару тройку своих грехов, возможно, заснуть. Меня это место неплохо умиротворяло. С этим умиротворением в разы сильнее ощущаешь контраст мусульманского квартала, находящегося в 3 минутах ходьбы. Теперь туда.
Свежо
У арабского населения, мягко сказать, напряжённые отношения с еврейской частью. Шестидневная война, интифады, бомбежки, Газа. Арабские кварталы не самое дружелюбное место Иерусалима. Евреи, особенно ортодоксальные, редко пересекают их. Прогуляться в кипе по глубинам мусульманского квартала определённо не лучшая идея: я пробовал, мне не понравилось. Вот у нас в России везде ходить можно.
Если абстрагироваться от истерической ненависти двух народов, то арабская часть Старого города... колоритная: тесно, шумно, ярко, грязновато.
Утром не так много народа. Часть
лавок закрыта, атмосфера своеобразная.
Вывеска над холодильником с курицей. Немного голубятины?
Скажу честно, мне здесь было не очень уютно. Моментами страшновато. Первый раз я попал сюда не в самое популярное у туристов время – около 7:30 утра. С кипой на голове и добрыми намерениями. Солдаты, которых я встретил, спустя какое-то время рассказали, что это была не лучшая из моих идей. Но не буду сгущать краски, в Авиастроительном районе Казани, возможно, всё-таки опаснее гулять в кипе, но если окажетесь здесь, то лучше не заходите далеко. Так что идём дальше, в более подходящее для этого время, и по направлению из арабского квартала.
Свернём в очередной узкий, тёмный проход, в христианскую часть Старого города.
Улица Via Dolorosa или буквально «Путь скорби». Да, считается, именно по ней Иисус Христос шел к месту своего распятия. На улице цифрами отмечено 9 мест стояний: от места приговора Иисуса к смерти до его третьего падения под крестом. Подобные ребята частенько устраивают крестные ходы по маршруту Иисуса.
В этих краях расположена и самая главная христианская святыня – Храм Гроба Господня. Християне всех возрастов и цветов кожи всеми силами пытаются прикоснуться тут к святому, увезти часть этой святости с собой, на чём угодно: лбах, свечах, руках.
Но, в прочем, хватит про узкие улицы. Рынки, арабские кварталы, толпы паломников – всё суета. На узких улицах Иерусалима становится тесно. Пора пересечь его границу, пора в никуда. Впреди только одна огромная...

Пустыня

Меня, выросшего среди полей, берёзок, ёлок и прочего зелёного и колышущегося, пустыня поприветствовала 50 градусами жары и абсолютным ничем. Посреди этого ничего лежат города, а ей всё равно. Выйдя за границу Иерусалима, сразу оказываешься в этой на самой дружелюбной человеку среде. Спустя 30 километров такие пейзажи приедаются, но только до тех пор, пока не попадешь на Марс.
Еще один день на Марсе
Я открыл 2 способа знакомства с пустыней. Человеческий: спокойно едешь сквозь на машине, кондиционер, все дела. Периодически робко вылезаешь сфотографировать очередное засохшее дерево. Этим способом по пути в Эйлат я попал в национальный парк Тимна. Всё для ленивого туриста: асфальтированная дорога ведёт через замысловатые горы, созданные для обложек рабочих столов. Среди них расставлены скамейки, видимо, для уставших от кондиционеров путешественников.
Можно даже полазить по этим скалам, но, если честно, это лоу левел. Поэтому переходим ко второму способу проникнуться пустыней. Самому бессмысленному и беспощадному.
Летом 2016 года Мейер Брискин предложил мне прогуляться по пустыне. Ну как прогуляться, немножко пресечь её. Так и понеслось.
В ста километрах от Иерусалима есть город Арад. Сворачиваешь с 90 трассы и в горы. Город находится на самой вершине, здесь климат немного лучше, чем у подножья, но не особо. План Мейера был простым: берёшь 8 литров воды, немного еды, закутываешь все открытые участки тела, чтобы солнце не спалило и просто идёшь. Вперёд. Через пустыню. Ощущая всю свою ничтожность перед природой. 49 градусов жары? Горячие скалы? Плоскостопие? Жалеть нужно после, а сейчас идём.
Начинать путь пришлось как можно раньше,
чтобы максимально большую часть преодолеть
не в дикую жару. Где-то в 5:40 утра мы стояли в начале маршрута.
А дальше всё просто: идёшь.
Идёшь, наблюдая, как меняется пустыня.
Бодрит. Главное не забывать пить.
Где-то на 13 километре пути, мы с товарищем наткнулись на цивилизацию, ну почти. Посреди сухой и унылой пустыни – бедуины. Вокруг убивающая жара, но их поселение выглядит бодрее многих российских деревень. Они не жалуются на +50, отсутствие воды и прочие радости пустыни, более того, их погаными тряпками не выгонишь отсюда. Им... нравится.
Они привозят сюда воду в цистернах, за заборами кучки коз и кругом растянуты поливочные шланги. Говорят, что правительство предлагало им переселиться в города, но ребятам и здесь нормально.
Эта пустыня не самая глубокая, здесь есть места, где ловит сеть. Так что стеснительный бедуин на ослике с iPhone в руках – это норма.
Наверное, возникает вопрос, куда мы шли. Рассказываю. Если стартануть на вершине горы, то спустя добрые 30 км (именно столько показал трекер на финише) попадаешь к Мёртвому морю и трассе 90. Оказавшись там, начинаешь (пару дней) по-другому относиться к холодной воде, газировке, современным способам передвижения и удобной обуви. Появляется странное и иррациональное ощущение, что ты пересилил себя, хотя зачем и кому это было нужно. Тем не менее, на финише ощущения нереальные. Собственно, пропустим документирование большей части мучений пути. Вот тут мы оказались спустя 6 часов ходьбы и одного маленького получасового привала в пустыне. Мёртвое море, трасса. Появилось обманчивое чувство, что дело сделано.
Проблема оказалась в том, что, когда я думал – вот он конец пути, оказалось наоборот. От него отделяла высота >600 м. И тут началось самое интересное и жёсткое. Пришлось искать спуск, спать на отвесе скалы, чтобы хоть как-то восстановить силы, постоянно искать тень и идти дальше, надеясь отыскать более пологие места. На восьмом литре вода стала почти горячей, и от неё точно не становилось легче. Под ногами к этому моменту ровную почву сменили большие камни. Всё, за что я цеплялся отваливалось и катилось далеко вниз, напоминая, что сила тяжести действует и на меня тоже. Но я настолько устал, что думать о безопасности было как-то тяжеловато.
Мейер пытается спрятаться от Солнца. Как-то так выглядел спуск к дороге. Никто из нас не ожидал такой странной движухи. Сейчас вспоминать весело, но там, на третьем часе спуска стало немного грустно.
С грустью пришлось бороться сном. К слову, тень была только на отвесах скал, но делать было нечего. Раньше я не задумывался, ворочаюсь ли я во сне, тут пришлось. Кстати, подо мной весь масштаб оставшегося пути. Нам к морю.
Весь путь занял 12 часов. 6 часов из них спуск, который тянулся где-то 5 км из 30. Я выпил 7 литров воды. Съел пару печенек, маленькую баночку тунца и орехи. Сил не было на финальную фотографию, поэтому вот вам бедуинский верблюд.

P.S.: добравшись до пляжа со мной случился самый вкусный спрайт в моей жизни. Господи, я никогда так не радовался газировке.
Чтобы не было так жутко, хватит про мертвые пески и горячие камни: природа Израиля не только про пустыни и жару.
Здесь есть, где поплавать на странной лодке
Или устроить пикник в самом подходящем месте
Тут есть шанс познакомиться с одним из трех морей.
У меня получилось со всеми, но самым любимым стало зимнее Средиземное. Около ливанской границы прям очень хорошо.
Ну, в общем, привет, февральское море!
Мертвое тоже неплохое, но я обещал больше не пугать пустынями и мертвыми пейзажами.
А если не нравятся моря, то есть одно очень большое и холодное озеро.
На крайний случай всегда спасут они
Если кому-то интересно, то это зоологический центр
в городе Рамат-Ган.
Природа, архитектура, история, животные – весело, но, по-моему, не это главное, потому что любая страна – это в первую очередь...

ЛЮДИ

Вокруг веселые ребята в черных костюмах и шляпах. Хвастайся своими NewBalance в другом месте, щёгол. Ага.
Тем не менее, несмотря на внешние отличия, здесь уютно.
Кстати, это норма. Терпеть нельзя – очень вредно.
Поэтому если что, то вас тут все поймут, не стесняйтесь.
Не всем по душе объективы, но это скорее исключение. Большинству тут не до туристов. Кстати, вот тот самый район Геула.
Модных стульев вам на Шаббат.
Сеанс ортодоксального туризма можно продолжать бесконечно. Гигабайты фотографий осели веселым грузом на моем жёстком диске, и это может затянутся надолго. Поэтому привет вам от моего маленького иерусалимского друга с фотографии снизу и до встречи.

КОнец

Спасибо!
Made on
Tilda