Цвет и вкус в культе
Совместный проект нашей редакции и Cult Bar
Есть ли у вкуса цвет? А, может, запах имеет форму? Как изобразить аромат базилика? Мы, если честно, не знаем, но предположили, что знают те, кто занимается изображением ощущений профессионально. Include взял четверых молодых казанских художников и привел их к тем, кто смешивает кучу разных вкусов и запахов в одном стакане, чтобы посмотреть на то, что получится.
Площадку для выяснения интересующих нас вопросов, разговорчивого бармена и нужные коктейли нам представил Cult Bar. Его сооснователь перед стартом эксперимента рассказал нам, чем их бар отличается от остальных.
Про что Cult?
Каждый человек, который к нам приходит — личность. Поэтому название можно связать в первую очередь с культом личности. Не зависимо от того, в какой сфере человек существует – он что-то из себя представляет. У нас он получит лучший сервис, гостеприимство и коктейли, которых больше нигде не попробовать. Чтобы готовить собственные сиропы, мы возим цветы османтуса и горные розы напрямую из Китая. В баре у нас есть мескаль, который даже из Мексики не вывозят. Мы смешиваем ликеры, которые производят с 18 века, со свежими ингредиентами, которые закупаем на местных рынках в 6 утра. В итоге получается то, что не найти больше нигде в Казани. Мы не модные ребята – мы просто стараемся делать свое дело качественно. Это сложно и не у многих выходит.
Руслан Губайдуллин
Сооснователь Cult Bar
Теперь к делу

У нас было 4 художника, которые отличались друг от друга по стилю рисования и по характеру, один бармен, который смешивает уже 9 лет и в свое время выгонял бычье из баров, которых уже давно не существует на карте. У нас были самодельные сиропы, чабрец, ром, стаканы, наполовину наполненные ликером, повязки на глаза, бар, который хочет попасть в мировой топ-100, а также целое море различных специй, красок, кистей и карандашей. И да, прости меня, Хантер Томпсон.
В чем суть? Каждому из четырех художников бармен готовил один из своих лучших коктейлей. Но они не видели то, что для них создали, — им завязали глаза. В темноте они чувствуют вкус, ощущают запах — остается только нарисовать все это. О каждом приготовленном напитке расскажет бармен, а о своих ощущениях и о том, во что они вылились, расскажет каждый художник. А мы сравним.
Сергей. Оставил академический художественный институт

«Я нахожусь в полнейшем поиске и не причисляю себя к какому-то из направлений. Я не говорю, что творю только в акварели, или я импрессионист. Сейчас меня интересуют коллажи, монотипия и главное — иллюстрация. Я работаю, но это не связано с искусством. В данный момент моей жизни я делаю коллажи. Очень люблю Анри Матисса, но я не ориентируюсь на него. Я ориентируюсь только на свое нутро — это самое главное для художника. Считаю, что свободы никогда не будет там, где есть страх».
Что пьет Сергей?
Чабертики
«Однажды где-то я краем глаза подсмотрел рецепт, — рассказывает о коктейле его создатель. — В нем было много всяких ингредиентов, но я выделил отдельно корицу, мед и чабрец. Только это мне и нужно было. Я делаю домашние сиропы, среди которых как раз есть те, что из меда и корицы. Этот сироп очень насыщенный сам по себе. С ним я хотел сделать свежий, крепкий лонг-дринк в русском стиле. Мы говорим об этом напитке, что от него веет ароматами степных трав и цветов. Если собрать полевой чабрец, заварить из него чай, выпить с медом, то это напомнит нам эту композицию. Коктейль стоит на нашей авторской страничке, он очень прост и абсолютен. Чабрец, мед, корица, водка и апельсиновый ликер. Мы давим чабрец с алкоголем, и трава отдает все свои запахи и масла. Получается, что вкуса чабреца нет, но есть его мощный аромат».

«Еда и вкусы не вызывают у меня определенных вещественных образов. Я не могу попробовать что-то кислое и сказать, что вижу желтого клоуна. Я вижу пятна, вижу цвет и фактуру. Я увидел желтый, почему-то увидел красный. Красный для меня —это не вкус клубники или помидорки. Это скорее яркий импульс. Моему вкусовому восприятию коктейль дал этот импульс. В нем есть что-то яркое и терпкое, поэтому в моем коллаже есть красное. Я увидел зеленое. За свою жизни перепробовал один-два коктейля. Я в них не разбираюсь, я люблю Бугульму, но опыт был интересный».
Даша. Казанский архитектурный университет

«Я рисую с детства и хочу быть дизайнером интерьеров. Искусство для меня — стиль жизни, состояние души. Я была одним из немногих детей, кто уже с 5 лет точно знал, что будет рисовать всю жизнь. Все, чему я учусь, дается мне путем проб и ошибок. В моем художественно видении гораздо меньше вклада художественной школы или университета. Я считаю, что вдохновение не сходит на тебя из ниоткуда, — нужно сесть за работу и тогда оно появится. Я люблю классиков, маринистов. Фаворит — Айвазовский. Я стремлюсь к гиперреализму и не могу представить свою жизнь без искусства».

Что пьет Даша?
Martinez
Это представитель старой, стопудовой классики. Сочетание джина, красного вермута (итальянского в нашем случае) и немножко ликера из кислой вишни сорта Maraschino. В сегодняшнем коктейле я использовал ликер марки Luxardo. Это очень неплохой лейбл, у них даже бутылки стильные. Коктейль крепкий, травянистый, в меру сухой. В нем преобладает джин, порция вермута, немножко упомянутого ликера Maraschino и апельсиновый битер. Эти ингредиенты по умолчанию сочетаются. Когда мы говорим о классике, особенно о крепких напитках: манхэттен, негрони и им подобных — Martinez занимает среди них почетное место. Каждый ингредиент друг друга подчеркивает. Джин раскрывается, ликер дает сладости, вермут в конце отдает травами.

Даже в случае абстрактного описания вкуса я не ушла от каких-то конкретных форм. Такое большое количество алкоголя, и лайм в сочетании с имбирем напомнили взрыв. Брызги — это ощущения, которые сменяли друг друга, когда я пробовала этот напиток. Спустя пару секунд после того, как я попробовала, возникло ощущение горечи, которая обычно бывает от лайма. Острые шипы это про большое количество алкоголя, который сначала обжигает язык. Эти остроконечные элементы в рисунке можно сравнить с перцем чили, который сначала обжигает кончик языка, а потом уже чувствуешь весь вкус.
Айгуль. Художественное училище имени Фешина,
отделение дизайна


«Все художники, на которых я ориентируюсь, противоположны друг другу. Я творю эмоции в большей степени. То, что я отражаю, — это отпечаток извне. На меня влияют любые события. Я держу планку и стремлюсь к искусству со смыслом, когда быт работает вместе с искусством, решая социальные проблемы. В своих проектах я пытаюсь отразить какую-то проблематику, чтобы идти к ее разрешению. Я верю, что вкус можно почувствовать и нарисовать, также как и музыку».

Что пьет Айгуль?
Пенициллин
Это представитель новой классики. Коктейль состоит из шотландского виски, егермейстера, меда, потому что всегда нужен кисло-сладкий баланс, и островного виски. Имбирь дает пряность, которая выводит какие-то ароматы на первый план. Суть коктейля в том, чтобы передать вкус соложенного виски и одновременно дать аромат и буйство контрастов островного. В нашем случае это Laphroaig, который мы добавляем сверху, в последнюю очередь. Этот виски делается на вискикурне, стены которой буквально омываются морем. У них по умолчанию почва, вода и все , что они используют, сильно насыщено йодом. В итоге йод, дым, торф, море, Шотландские берега. У нас есть шуточная фраза: «Когда мы пьем laphroaig, бинты горят», потому что кому-то это может напомнить запах больницы. Отсюда и название — пенициллин.


«Смотрели "На игле"? Там был Фрэнсис Бэгби — люто бешеный мужик. Я пробую этот коктейль и перевоплощаюсь в него, —рассказывает Айгуль. — У меня вырастают усы, и я готова резать все вокруг. Этот коктейль — мясо! Бэгби —кровожадный, горячий, вспыльчивый, и я бы сказала, что именно на него похож этот коктейль. Пьешь и получаешь дозу этого чувака. Я изобразила в своей работе мясо, которое почувствовала».
Настя. Учится в Казанском архитектурном университете

«С живописью и творчеством я связана очень давно, но так как в университет этого мало, я пытаюсь на стороне что-то свое делать, для себя. Если мне хочется размять руку, то я рисую портреты. У меня сознание сильно работает на восприятие, поэтому я рисую какие-то моменты из музыки, переношу тексты песен на бумагу так, как я их вижу. Меня очень вдохновляют политические художники и моменты из творчества на политические темы. Я стараюсь больше рисовать в этом направлении. Я людей рисую, но в каких-то необычных ситуациях. Я обожаю творчество Павленского, но он акционист, а из акварелистов — Диму Ребуса, это мой абсолютный фаворит».

Что пьет Настя?
Bazil Smash
«У него есть история, не только связанная с его происхождением, но и с моей личной практикой. Первый раз я столкнулся с этим рецептом, когда смотрел видео одного известного бартендера Йорга Мейера. Это четкий парень со своим сформировавшимся стилем, он все делает вкусно, классно и по старинке. Я посмотрел рецепт и немножко его модифицировал. Речь идет опять про мои сиропы — на этот раз из горных цветов османтуса. Цветы османтуса для меня пахнут детством — это абрикосы с косточками, и что-то цветочное. Сладко, вкусно. И я использую этот сироп по умолчанию вместо сахарного сиропа. И с Bazilsmash я, недолго думая, решил использовать именно его. Подкорректировал баланс и крепость на свой стиль, чтобы угодить публике. У нас получилась очень интересная история. Название менять не стали, потому что мы лишь подчеркнули оригинальный рецепт: это джин, базилик — не все его любят и не все понимают — но в этом случае получается, что базилик оставляет только становится свежесть. Джин ее раскрывает. Мощный джин хорошо работает с ароматным базиликом. Когда я предлагаю этот коктейль я использую фразу: "Попробуйте наш Basil Smash и вы навсегда запомните, что такое свежесть". Люди пробуют и базилик для них открывает себя по-новому».


Коктейль травяной. Я рисовала эту траву, этот цвет. Когда пробуешь, сразу чувствуется зелень. Его принесли холодным и это бьет по рецепторам. Он очень яркий, а вкус сильно выраженный. Очень клевая штука, поэтому у меня такие оттенки. Можно заметить, что я нарисовала рамку слева. У меня зародилась в голове идея — вроде, хочешь этот коктейль внести в какие-то рамки базиликового коктейля, а потом взрыв и он вырывается из них, потому что очень яркий, вкусный и необычный.

За кадром осталось одно из главных действующих лиц этого эксперимента — бартендер Вадим

«Я в деле уже 9 лет. В Cult Bar я шеф-бармен. Я организовал всю рабочую схему, поставил тут бар, подтянул своих ребят, обновил и прокачал команду. Так и запустились. Мы постарались сделать напитки не только доступными в плане цены и понимания, но и загнать это под определенный стиль. Мы культивируем такие категории напитков как физы, сауры, различную классику — крепкую и не очень. У нас можно потусить, пошуметь — толстые кирпичные стены и отсутствие соседей.

У меня подход такой: если что-то можно донести до народа, объяснить, что это круто и вкусно, я это делаю. Ноги нашего бара растут из нашей любви к вкусному, красивому сбалансированному и уместному. Это отражается на работе и напитки мы делаем такие же.

Так вышло, что в России народ не просвещен в плане питейной культуры. Не было такого, что кто-то массово посещал места, где делали что-то вкусное. Нет поколения, которое бы воспитывалось на аперитивах. В России все по-другому. Барная культура проснулась в 2005, и народ не просвещен не из-за того, что люди такие, а из-за того, что явления не было.

Было время, когда люди просто не знали, что можно делать вкусные вещи. Тогда не было стандартов качества. Я верю, что надо делать коктейли стабильно: если я сегодня кладу зеленый базилик, то и завтра будет он. Чтобы была уверенность, что каждый раз ты получаешь качество. Мы играем не последнюю роль в формировании этой культуры в Казани. Главное понимать, что бар — это не сборище снобов, а место где можно узнать илипопробовать что-то новое, и если ты настроен открыто, то и к тебе отнесутся с пониманием».

P.S. Из нарисованных работ Вадим смог угадать две: пенициллин и Martinez.
Made on
Tilda