Герои русской Классики на улицах Казани
Фотограф и автор идеи Катерина Евтихова
Текст и оформление Максимилиан Нуждов
Призрак Года Литературы уже бродит по Казани...
В то время, как Google предлагает всему Рунету узнать, подходит ли тебе, Паше Григорьеву из Саранска, или какому-нибудь Максу Нуждову из Казани роль милой Вари из "Вишневого сада" (и, судя по тесту, подходит), редакция прошлась по улицам города в поисках героев российской классики. И нашла.
«…она была очень красива, не по тому изяществу и скромной грации, которые видны были во всей ее фигуре, но потому, что в выражении миловидного лица… было что-то особенно ласковое и нежное»
Каренина — знатная петербургская дама, прототипом «не характером, не жизнью, а наружностью», по мнению Т. Берс, была Мария Александровна Гартунг.
Locally grown grape is cheap and very juicy
«она очень много улыбалась, застенчиво и откровенно, и глядела как-то забавно-сурово, снизу вверх. Все в ней было еще молодо-зелено...»
«беспрестанно краснеет и быстро переводит дух»
«Это была молодая женщина лет двадцати, необыкновенного по красоте сложения, но с какими-то беспокойными и назойливыми глазами...»
«Дверь распахнулась, и растрепанная, нагая, но уже без всяких признаков хмеля женщина с исступленными глазами вбежала в комнату и простерла руки к Маргарите...»
Внешнего портрета Маргариты автор не дает. Мы слышим звук ее голоса, ее смех, видим ее движения. Неоднократно Булгаков описывает выражение ее глаз.
Разве что толстяк, участник Варфоломеевской ночи, позвавший ее «светлой королевой Марго», дает нам хоть небольшую подсказку. Её образ - в её словах, глазах, поступках - для каждого свой и, несомненно, прекрасный.

Из текста романа известны только её имя и отчество — Маргарита Николаевна.
«Прямо из зеркала трюмо вышел маленький, но необыкновенно широкоплечий, в котелке на голове и с торчащим изо рта клыком, безобразящим и без того невиданно мерзкую физиономию. И при этом ещё огненно-рыжий»


«Каморка его приходилась под самою кровлей высокого пятиэтажного дома и походила более на шкаф, чем на квартиру»


«Кстати, он был замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен... Он был до того худо одет, что иной, даже и привычный человек, посовестился бы
днем выходить в таких лохмотьях на улицу»


«Малого роста, лет восемнадцати, худенькая, но довольно хорошенькая блондинка, с замечательными голубыми глазами».
И вижу я, эдак часу в шестом, Сонечка встала, надела платочек, надела бурнусик и с квартиры отправилась, а в девятом часу и назад обратно пришла. Пришла, и прямо к Катерине Ивановне, и на стол перед ней тридцать целковых молча выложила. Ни словечка при этом не вымолвила, хоть бы взглянула, а взяла только наш большой драдедамовый зеленый платок (общий такой у нас платок есть, драдедамовый), накрыла им совсем голову и лицо и легла на кровать, лицом к стенке, только плечики да тело все вздрагивают...
Героев своих надо любить: если этого не будет, не советую никому браться за перо — вы получите крупнейшие неприятности, так и знайте
М.А. Булгаков

Made on
Tilda