Этот шумный 20 век

Индастриал расширил горизонт понимания людей о музыке. Осознав, что рамки
мелодичного окончательно разрушились, энтузиасты в США, Японии и Европе
заиграли нечто, похожее скорее на шум. Так появился новый жанр – нойз.
Если в случае с индастриалом возникала устойчивая ассоциация с группами, которые
похожи на его поздние стили, то с нойзом сложилась неоднозначная ситуация. И не
потому, что Noize MC – плохой музыкант, а то, что это другая история.
Палитра шума
Шум – понятие конкретное. В теории информации, да и в музыке, это синоним мусора – ненужного, лишнего звука. Возникает парадокс – как же из ненужного шума может получиться музыка? А если и да, то можно ли называть конечный продукт музыкой?

Нойз в этом смысле – философский эксперимент, попытка создать нечто, что разрушит представления людей о музыке. Деструктивному посылу соответствует деструктивное исполнение. «Тяжелее» звучание трудно придумать, хотя понятие «тяжести» тоже относительно. Для любителей индастриала, нойза, грайндкора поп-исполнитель может звучать как шум – т.е. как музыкальный «мусор».

Шум, в то же время, неоднороден. Его принято сравнивать с тем цветом, который совпадает на спектральном графике. Белый шум считается чистым, поскольку спектральная плоскость распределена равномерно. Это, по сути – бесконечный монотонный писк системного динамика компьютера. Оранжевый шум – это фон полной аудитории, зелёный – звук естественной среды, красный (а не синий, как не странно) – шум морей и океанов. Человеческий слух ограничен, поэтому может воспринимать звук в пределах 16-20000 Гц. Выше предела – т.н. чёрный шум, который мы воспринимаем как тишину.


Люди поняли, что есть шум и его разновидности, но не знали, как использовать полученные знания вплоть до первой половины XX века. Наметившееся родство индастриала и нойза разделяет то, что первый пытается из шумов творить мелодию, пусть странную и с ломанной структурой, а нойз – нет.
Предтечи
Концептуальной основой стал манифест «Искусство шумов» («L'arte dei rumori», 1913 год) итальянского художника Луиджи Руссоло. Примкнув к футуристам, он стал композитором и сочинил шокирующий для того времени концерт Gran Concerto Futuristico в 1917.
На обложке видео изображены странные, похожие на тубы инструменты, названные
композитором intonarumori («шумашины»). Творчество Руссоло стало основой для
следующего футуристического манифеста Баллилы Прателла, обосновавший
использование промышленных звуков в качестве музыки. Помимо концептуальных идей,
индастриал и нойз роднит то, что музыканты изготавливают инструменты
собственноручно. До 1975 оба жанра представляли единый стиль.
Помимо индустриальной музыки шумовые эксперименты предпринимались в
академической среде. Работы композиторов Гарри Партча, Джона Кейджа и Генри
Коуэлла оказались новаторскими для классической музыки. Но эти эксперименты
оставались в рамках академической среды, поскольку здесь не было резкого звучания и
агрессии будущего нойза.

Шум и ненависть толпы
Бойд Райс, взявший псевдоним NON и до сих пор сочиняющий музыку, с подросткового возраста интересовался оккультизмом. После отчисления из колледжа, он с головой окунулся в современное искусство. Познакомившись с «отцом» индастриала Пи-Орриджем, он выпустил первый «Чёрный альбом» в 1977. Эта кассета, плёнка которой состояла из аппликации других частей неизвестных маршей, классических произведений и гитарной музыки, разошлась тиражом в 86 копий. Куски были зациклены и плавно перетекали из одного в другой, образуя единое полотно. Критики и меломаны предполагают, что это первый случай использования семплов (относительно небольшой оцифрованный звуковой фрагмент – прим.). Аппарат N.M.U. Райса также считается первым семплером.


Знакомство с основателем лейбла Mute Records Дэниэлом Миллером позволило переиздать предыдущие работы и выпустить альбом «Pagan Muzak». Здесь появился нойз в том виде, в котором он стал известен – хаотичные, неприятные и зацикленные звуки. Слово «Pagan» в названии альбома не случайно – так впервые проявился интерес Райса к нацизму.
В дальнейшем музыкант создал вокруг себя имидж воплощения зла. Он тесно общался с основателем «Церкви Сатаны» Антоном ЛаВеем, после смерти которого NON, разочаровавшись, порвал контакты с религиозной организацией.

Альбом «Кровь и Пламя» обнажил праворадикальный интерес Райса. На обложке изображена свастикоподобная руна и Уроборос. В оформлении музыки и носителя использовались цитаты идеологов нацизма Альфреда Розенберга и Йозефа Геббельса.
NON ненавидел публику и во время своих выступлений пользовался авторитарным статусом, который скрыто присутствует у музыкантов на сцене. Находясь в клетке, он направлял прожекторы в зал и поднимал уровень шума до предела, пока люди не впадали в агрессию и не устраивали потасовки.
Шум восходящего солнца
Никто не знал, что нойз станет таким же «национальным брендом» Японии, как суши или аниме. Настолько, что коллективы Melt Banana, Boredoms, The Gerogerigegege назовут japanoise, выделяя их в отдельную категорию. С точки зрения музыки, трудно отличить европейский, американский или японский нойз, однако работа последних настолько плодотворна, что название japanoise скорее не попытка выделить проявление менталитета в нойз-музыке, а титул и дань уважения японским музыкантам.


Масами Акита – живая легенда и олицетворение японойза, как Пи-Орридж для индастриала. Творчество японского музыканта символично скрывается под вывеской Merzbow, названной в честь мусорных построек «merzbau» немецкого архитектора и дадаиста Курта Швиттерса. Начав работу в 1979 году, Масами Акита не планировал новый музыкальный жанр. Он вдохновлялся дадаизмом и сюрреализмом: двумя художественными жанрами, первый из которых стремился разрушить моральные устои общества, а второй – обращался к бессознательному человека. Акита перенёс идеи этих стилей в музыку, но без мелодизма психоделик-рока 70-х, который также повлиял на современников. В дальнейшем, творчество японского музыканта приобрело концепцию, согласно которой шум воплощает архаичную психику человека. Так объяснялся интерес создателей эротики и порнографии к нойзу. В этих фильмах связывались два глубинных проявления сознания: шум и либидо.
Музыкант работает до сих пор, и дискография состоит из свыше 350 записей. Запоминающимся выступлением стал концерт 1988 года в Хабаровске в рамках фестиваля ДЖАЗ-НА-АМУРЕ'88. Продюсер мероприятия Борис Подкосов придумал бэкграунд: якобы Масами Акита – бедный музыкант, страдающий от капитализма родной страны. Это не спасло слушателей и других участников фестиваля от мощи нойз-музыки. В итоге продюсер попросил Акиту на следующий день играть «чуть мелодичнее».
The Gerogerigegege – скорее не музыкальная группа, а перфоманс-коллектив, цель которого – привлечь внимание и вызвать шок, начиная с названия. Его можно перевести как «трёхкратный понос и рвота одновременно». Постоянный состав: вокалист и «шумовик» Дзюнтаро Яманоти, и эксгибиционист Тэцуя Эндо. Знакомство двух будущих коллег по цеху случилось в 1985 году в одном из гей-БДСМ клубов города Сюндзуку. Через год они начали выступать и в других клубах, а также писать альбомы. Выпуск альбомов прекращается в 2001, когда без вести пропал Дзюнтаро Яманоти. Тэцуя Эндо, по словам коллеги, уже давно лечится в госпитале.
Обе группы представляют два концептуальных полюса японского, а возможно и всего нойза. Merzbow преследует некие эстетические цели, расширяя понятия искусства путём разрушения. The Gerogerigegege, в свою очередь, скорее пытаются привлечь внимание. Так или иначе, даже в публичной мастурбации можно найти скрытый смысл, если о шуме рассуждают как о музыке.
Locally grown grape is cheap and very juicy
От «стены» к «ритму»
Нойз как музыкальный жанр разделяют на стили. Деление здесь так же условно, поскольку один и тот же исполнитель может играть в нескольких стилях.
Harsh noise
Самый распространённый и типичный стиль нойза. Это бессистемный абразивный шум, крайне резкий и агрессивный. Представители: The Cherry Point, The Rita, Skin Crime, Sickness;
Harsh Noise Wall
Менее агрессивный, но более монотонный и длительный нойз, словно волна цунами. Представители: Vomir, Dead Body Collection, Werewolf Jerusalem;
Digital noise
Ранние музыканты, как Merzbow, использовали в творчестве исключительно аналоговое оборудование, однако в 90-е в нойзе стали появляться исполнители, использующие только цифровую технику: синтезаторы, микрофоны, компьютер и необходимый софт. Это упростило создание музыки, однако ортодоксы протестовали появившемуся потоку молодых музыкантов. Теперь каждый мог писать нойз, учитывая хаотичность этого жанра – произвольно подкрутил настройки до максимума, насобирал семплов и шедевр готов. Кто скажет, что в одном случае нойз писался долго и с умом, а в другом – за один вечер? Такое отличие уловят ценители жанра и сами нойз-музыканты. Представители: Noise Nazi, Chav Stabber, RedSK;
Radionoise
Этот стиль распространён в России и представляет собой нойз, собранный в основном из «сырых» радиозаписей в рандомном порядке. По сути, может звучать и как харш-нойз, но возможны характерные шумы и артефакты радиотрансляций. Представители: DN23rd, Funkstillesender, Вриль.
Перечисленные стили так или иначе можно назвать нойзом без приставки. Зачастую отличия для выделения в отдельную категорию надуманы исполнителями, которые хотят подчеркнуть неповторимость творчества. Отсюда появляются совершенно непонятные подстили или гибриды, что характерно для всей музыки. Следующие стили, скорее, родственны нойзу, а не прямо представляют его. Их отличия, в то же время, заметнее и выраженнее:
Power Electronics
Прямой потомок харш-нойза, однако несущий в себе следы влияния martial industrial: оттенки милитаризма и тоталитарных режимов. Характерная особенность звучания – кричащий, командующий вокал. Лирика часто политизирована, порой в радикальном русле. Представители: Whitehouse, Genocide Organ, Brighter Death Now;
Rhythmic noise
Несмотря на то, что слово нойз есть в названии, этот стиль поклонники и музыканты старательно отделяют от родоначальника. Другое название – distorted beat music. Биты, в то же время, сохраняют шум и «абразивность». Но второе название не передаёт главного отличия от обычного нойза – наличие ритма, чаще всего маршевого (знаменитый 4/4). Ритмичность заметно меняет направленность звучания. Вместо ошеломлённого созерцания начинает прослеживаться танцевальный характер, что впоследствии привело к большей коммерциализации индастриала. Ритмичный нойз, тем не менее, так и остался в андеграунде, в отличие от EBM, о котором будет отдельная статья. Представители: Esplendor Geometrico, Converter, Iszoloscope.
От шума к тишине
Шум, в качестве физического явления и основанной на нём музыки, оказался неоднороден и дифференцирован. Нойз-исполнители преследуют разные цели, но результат остаётся одним – им удалось окончательно сломать понятие музыкального. Теперь каждый вправе решить, что есть музыка, а что нет.

Закончив с обзором самого «жёсткого» стиля индастриала, мы переместимся на противоположный полюс, полный мрачного спокойствия. Имя ему – эмбиент.
Автор: Александр Винраров
Фотографии: Нияз Гараев
Include
Made on
Tilda